Психология алкоголизма

Пьяницы

Психология алкоголика

Тема алкоголизма подробней рассмотрена на сайте Алкозавр. Здесь касаюсь только некоторых моментов относительно психологии алкоголика и алкоголизма. Начну с того, что внесу ясность в два понятия, пьяница и алкоголик. Несмотря на то, что для большинства трезвенников и не только трезвенников, эти два термина равнозначны, между ними существует достаточно весомая разница.
 
Пьяница далеко не всегда алкоголик, алкоголик не обязательно пьяница. Коротко можно сказать так, алкоголизм, это болезнь, пьянство, это образ жизни. Пьяница перестает быть пьяницей, когда бросает пить, алкоголик остается алкоголиком навсегда! Лозунги типа: — «Лечим от алкоголизма!», это только лозунги, от алкоголизма вылечить нельзя! Так считает, во всяком случае, земная официальная медицина. «Поможем бросить пить!», будет звучать честнее и ближе к истине. Но, реклама, она и в медицине реклама.
 
Однако, вернемся к нашим баранам. Что же все-таки общего и в чем различие в психологии алкоголика и пьяницы? Просто пьяница, так называемый «бытовой», хотя не ясно, что вкладывается в этот термин, пьет, потому, что ему так удобней жить. Когда нельзя пить, он не будет. Он пьет, пока обстоятельства позволяют. Если нельзя, или банально нечего, то не будет пить. Хочется, но раз нету, так нету. Не конец света.
 
Пьющий алкоголик тоже смотрит на водку, как ребенок на торт. Но если момент не подходящий, то остается только вздохнуть. То есть, для обычного пьяницы и для трезвого алкоголика, водка не является чем-то, за что можно полжизни отдать. Вот только для пьяницы всегда, а для больного алкоголизмом, только для трезвого.
 
Как только алкоголик выпил первую стопку, он попадает во власть водки. Если коснуться биологии, то разница между этими людьми в том, что у алкоголика печень не расщепляет очень сильный яд, ацетальдегид, который у всех сначала образуется в любом организме из спирта. И как только он выпил, его этот ацетальдегид начинает травить.
 
Новая стопка улучшает состояние, а через час еще хуже, снова нужно выпить. Этот замкнутый круг и называют запоем. Что бы из него вырваться, нужно пережить дня три поистине адских мучений, мысли о которых уже могут заставить напиться.
 
У здоровых людей, а пьяниц – не алкоголиков можно тоже отнести к здоровым, по мере того как они пьют, ацетальдегид расщепляется до безопасного уксуса, причину похмельного «сушняка», а значит, не успевает накапливаться в большом количестве. Поэтому, о зависимости от алкоголя здорового пьющего человека никакой речи быть не может. Ему просто так удобней идти по жизни. Пьяное состояние для него комфортней.
 
Серьезно говорить о зависимости от спиртного можно только у больного алкоголизмом, и исключительно тогда, когда он уже прилично выпил. Ведь, что мы можем называть зависимостью? Если мы говорим, что рабочий зависит от работодателя, мы подразумеваем, что он не может делать, что ему вздумается, а только то, что скажет тот, кто ему платит.
 
Содержанка тоже не свободна, а обязана выполнять все, что потребует содержатель, то есть зависит от него. В ситуации с алкоголиком то же самое, как только он выпил, ему без водки плохо, как влюбленному без любимой. И делает он уже не то, что говорит здравый смысл, а то, что скажет ему водка.
 
Когда трезвый, в алкоголе больной алкоголизмом нуждается не больше, чем обычный любитель выпить. Никаких мучений он не испытывает. Хочется выпить, как ребенку хочется мороженного. Не пойдет трезвый алкоголик продавать за бесценок дрель, чтобы купить бутылку, и только когда попадет в лапы спиртного, ему ничего не жалко, он готов на что угодно, лишь бы стало легче.
 
В девяностых годах в городе Кандалакша, под Мурманском, я видел, как один парень в запое пришел на рынок и стал предлагать торгующим свой тулуп сначала за тридцать тысяч, потом за десять… Дошел до пятисот рублей, стоимости одной бутылки водки. Так у него никто и не купил.
 
Раздевать человека ни у кого совесть не позволила. Некоторые качали головой, глядя на парня. Вот, мол, какой дурак, за бутылку последнюю одежду готов продать. А дело вовсе не в человеке, а в состоянии, в котором этот человек находится. Могу заверить читателя, что практически любой, если его каким-то способом привести к подобному состоянию и заставить чувствовать то же, что испытывает находящийся в запое, будет способен на те же поступки.
 
Потому, что, когда у тебя ощущение, что если ты не выпьешь сейчас стакан водки, то через пять минут умрешь, никто не будет думать о ценности своего костюма, болгарки, или золотого кольца? Да пропади оно все пропадом, все мысли о том, чтобы живым остаться.
 
Отсюда все разговоры насчет того, что алкоголики хитрые, лживые, изворотливые и воровитые. В общем, никакого доверия им нет. Да, находясь в запое, больной алкоголизмом способен украсть, обмануть, пообещать, то, что точно не сделает. Причем даже самый честный. Но, подчеркиваю, только находясь в запое и только тогда, когда другого выхода просто нет.
 
Если просто пьющий что-то украл и пропил, значит он такой человек и прямого отношения к водке это не имеет. Неужели непьющие не воруют? Разве не идут на преступления те, кто не знает, где взять деньги на лечение близкого человека, или попавшие в другую критическую ситуацию?
 
Все рассказы, иногда даже дипломированных врачей о том, что алкоголь меняет психологию пьющего, не имеют под собой веских оснований. В принципе, нет никакой особой психологии алкоголика. Есть психология человека, находящегося в безвыходном положении, человека, загнанного в угол.

2 comments on “Психология алкоголизма
  1. Роман:

    Интересно как меняется психология человека взявшего ипотеку на 25 лет с ежемесячной выплатой 30-50тыр. Там последняя рубашка роли не сыграет.

  2. Костя:

    Эх, Кандалакша, бывал я там много раз, сплавляться на Кольский ездили, оттуда мои запои и начались!

Добавить комментарий